Вашингтонский файл: Кыргызстан является самым серьезным нарушителем прав человека в пространстве ОБСЕ. (Конгрессмен Смит делится взглядами на демократизацию в Центральной Азии)


Центральноазиатские страны фигурируют среди самых серьезных нарушителей прав человека
(Конгрессмен Смит делится взглядами на демократизацию в Центральной Азии)

Страны Центральной Азии фигурируют среди самых серьезных нарушителей прав человека в Европе и Евразии, однако существует и некая "противоположная или конкурирующая тенденция в регионе, олицетворяемая "революцией роз" в Грузии, заметил конгрессмен Кристофер Смит, республиканец от штата Нью-Джерси.

Смит, председатель Хельсинкской комиссии Соединенных Штатов Америки, высказался о демократизации в Центральной Азии для oфициального издания Конгресса США в номере от 20 ноября.

На его взгляд, Кыргызстан являет собой наиболее "интригующие" перспективы в краткосрочном плане, если учесть объявленное намерение Президента Аскара Акаева не баллотироваться на повторное избрание на президентских выборах в октябре 2005 года, парламентские выборы в феврале 2005 года, а также историю движений протеста в стране.

Ниже приводится текст в том виде, в каком он опубликован в oфициальном издании Конгресса США:

По мере того, как работа 108-го Конгресса подходит к концу, я хочу сделать некоторые высказывания о демократизации в Центральной Азии, богатом энергоресурсами и геостратегически важном регионе. Всеми государствами региона управляют светские руководители, которые сотрудничают с Вашингтоном в борьбе против террористов. В Узбекистане и Кыргызстане находятся базы США с целью содействия стабилизации в Афганистане. Это сотрудничество полезно нам, а также центральноазиатским президентам, и, конечно же, оно должно продолжаться. Однако, к сожалению, эти страны являются самыми серьезными нарушителями прав человека в пространстве ОБСЕ. На политической арене региона господствуют "суперпрезиденты", тогда как парламенты и судебные системы зависят от исполнительной ветви власти. СМИ находятся под тяжелым давлением правительств; в Узбекистане и Туркменистане продолжает действовать цензура советских времен. В равной мере характерной чертой центральноазиатских государств является коррупция, которая не только обогатила правящие семьи и немногих из правящей верхушки, но и воспрепятствовала развитию свободных СМИ и независимых судов.

Справедливо утверждать, что многие элементы такого определения могли бы быть применены в различной степени ко всем постсоветским государствам, включая Россию. Однако важно подчеркнуть существование некой противоположной или конкурирующей тенденции в регионе, олицетворяемой "революцией роз", произошедшей год назад в Грузии. Хотя Грузии предстоит проделать долгий путь, легитимность или популярность ее лидера, Президента Михаила Саакашвили, не вызывает сомнений. Кроме того, мирное движение протеста, которое он возглавил, чтобы отменить результаты сфальсифицированных выборов, придали смелость оппозиционным активистам на всем пространстве бывшего Советского Союза утберждать, что общество способно иметь право голоса по вопросу о том, кто и как им управляет.

Центральноазиатские лидеры незамедлительно заявили, что обстоятельства в Грузии отличались от их собственных условий столь значительно, что никакие параллели невозможны. Однако, от примера Грузии у них поползли по спине мурашки. Это одна из причин, по которой выборы, проводившиеся в Центральной Азии в текущем году, как и в прошлом, были проведены под жестким контролем и увенчались предсказуемыми результатами.

Например, Узбекистан будет проводить парламентские выборы в декабре. С 1992-1993 годов оппозиционным партиям запрещено действовать в Узбекистане. Несмотря на давление из Вашингтона, Ташкент в этом году отказался регистрировать оппозиционные партии, в результате чего лишь пять проправительственных партий смогут участвовать в выборах. Более того, узбекские власти смогли воспрепятствовать регистрации оппозиционных кандидатов и в одномандатных гонках - хотя официальные лица сказали делегации США на совещании по анализу реализации человеческого измерения ОБСЕ в Варшаве в октябре, что оппозиционные кандидаты смогут принять участие. Результат был очевиден заранее: еще один проправительственный, "карманный" парламент, не выражающий иных мнений и лишенный способности осуществлять надзор за исполнительной ветвью власти. Следует отметить, что в последние месяцы имели место несколько вспышек народного недовольства в Узбекистане; жестко управляемая политическая система Президента Ислама Каримова, возможно, менее стабильна, чем многие считают.

В соседнем богатом нефтью Казахстане оппозиционные партии зарегистрировались и смогли конкурировать на сентябрьских парламентских выборах. Казахстан ранее выражал свое желание стать Действующим председателем ОБСЕ в 2009 году, и многие наблюдатели связывали шансы Казахстана с хорошей оценкой на парламентских выборах. Однако, оценка, выставленная ОБСЕ и Советом Европы - которые называли множество нарушений и игру проправительственных партий и оппозиции на неровном игровом поле - оказалась ключевым фактором. Шансы Казахстана получить председательство в ОБСЕ явно уменьшились. В то же самое время Президент Нурсултан Назарбаев - в отношении которого Министерство юстиции США проводит расследование по обвинению в коррупции - объявил о своем намерении вновь баллотироваться на новый срок в 2006 году. Некоторые комментаторы строят догадки о том, что он, возможно, проведет "неожиданные" выборы в следующем году, чтобы застать оппозицию врасплох. Если он победит и останется еще на один семилетний срок, то он в общей сложности будет занимать этот пост почти 25 лет.

По всей очевидности центральноазиатские лидеры не находят президентские обязанности обременительными: Президент Таджикистана Имомали Рахмонов в прошлом году провел референдум об изменениях в Конституции, которые могут позволить ему оставаться в должности Президента до 2020 года. Действительно, Таджикистан является единственной страной в Центральной Азии, где проявляется терпимость в отношении исламской политической деятельности. Мы с интересом ожидаем парламентских выборов в феврале следующего года, в которых примут участие оппозиционные и исламистские партии.

Что же касается Туркменистана, одной из самых репрессивных стран на земле, мне отрадно отметить, что есть некоторое продвижение вперед в области свободы вероисповедания. Правительство Президента Сапармурата Ниязова предприняло ряд шагов по либерализации процесса регистрации для представителей различных конфессий - вместо требования относительно 500 взрослых лиц на один населенный пункт, сейчас требуется лишь 5 человек на всю страну, чтобы конкретное религиозное сообщество могло зарегистрироваться. В течение многих лет законными были лишь суннитская ветвь ислама и русская православная церковь; в настоящее время Ашгабад зарегистрировал баптистов, адвентистов, Хари кришнаитов и бахаистов. Более того, власти выпустили на свободу шесть "Свидетелей Иеговы", хотя еще двое из них остаются в тюрьме, где также находится и бывший "Великий муфтий". Эти шаги, предпринятые под давлением Запада и особенно США, которые мы, тем не менее, приветствуем, позволили Туркменистану избежать его включения правительством США в список "стран, вызывающих особую озабоченность", в этом году. Однако по-прежнему поступают тревожные сообщения об ограничениях свободы вероисповедания и гонениях на зарегистрированные и незарегистрированные конфессиональные сообщества. Мы должны и впредь пристально наблюдать за ситуацией и поощрять Туркменистан к дальнейшему продвижению реформ, ибо даже улучшившаяся ситуация далека от того, чтобы удовлетворять стандартам ОБСЕ относительно свободы вероисповедания.

Тем не менее, во всех других отношениях демократизация не ознаменовалась каким-либо прогрессом. Туркменистан остается единственным однопартийным государством в бывшем советском блоке, и культ личности Ниязова продолжается не ослабевая. Недавно он пытался поднять вопрос о проведении президентских выборов в 2008 году. Однако, в ходе этого сценического фарса собравшиеся чиновники и высокопоставленные лица даже не захотели об этом слышать. Они "настояли" на том, чтобы Ниязов оставался лидером Туркменистана навечно; проникнувшись должным смирением от их восхвалений, он снял этот вопрос с повестки дня.

Это подводит нас к Кыргызстану, во многих отношениях одному из наиболее интригующих государств Центральной Азии. Из всех лидеров региона только Президент Аскар Акаев, который занимает эту должность почти 15 лет, объявил о своем намерении не баллотироваться на переизбрание в следующем году - хотя он изложил это обязательство весьма осмотрительно на тот случай, если он изменит свое решение. Кыргызстан также является единственной центральноазиатской страной, где крупномасштабное движение протеста, как представляется, было нацелено на то, чтобы вынудить главу государства уйти со своего поста: летом 2002 года тысячи людей, взбешенных расстрелом демонстрантов в одном из южных округов, блокировали главную автомагистраль страны и угрожали массовым маршем на столицу Бишкек. В конечном счете движение пошло на убыль, однако прецедент публичной активности был создан.

Учитывая объявленное намерение Президента Акаева не баллотироваться еще раз, предстоящие парламентские (февраль 2005 года) и президентские (октябрь 2005 года) выборы, а также история движений протеста в Кыргызстане обещают интересную ситуацию. В предстоящие несколько месяцев Акаев должен принять судьбоносные решения: самое важное из них - баллотироваться или нет. Если он решит остаться в должности еще на один срок, он рискует положить начало демонстрациям. Хотя Кыргызстан не Грузия, однако не следует исключать и "революцию роз" в качестве возможного сценария. Если же Акаев решит уйти со своего поста, мы не должны ожидать, что он, его семья и окружение позволят провести свободные и справедливые выборы. По всей вероятности, он постарается выбрать преемника - как Борис Ельцин выбрал Владимира Путина в России - и действовать так, чтобы обеспечить его победу. Однако и этот курс также способен вызвать протесты.

Любое решение Акаева - когда назойливые и обеспокоенные соседи наблюдают за ним через плечо, - сопряжено с риском и сможет вызвать резонанс за пределами границ Кыргызстана. По этой причине выборы в Кыргызстане в следующем году представляют большой интерес не только для избирателей в самой стране, но и в столицах ближнего и дальнего зарубежья. Я надеюсь, что смогу сообщить в следующем году, что демократизация сделала крупные шаги в Центральной Азии.


(Распространено Бюро международных информационных программ Государственного департамента США