Уважаемые господа,

в приложении вы найдете пресс-релиз ежегодного отчета и сводный ежегодный отчет, для того чтобы вы смогли его перевести.  Мы решили презентовать отчет на Парламентской Ассамблеи Совета Европы 22 Июня, в этот день они будут избирать нового Генерального Секретаря.  Мы приносим свои извинения за откладывание публикации, так как мы сказали, что публикация будет 18 Июня.  Но вы можете свободно продолжать осуществлять события, которые были вами, запланированы, пресс-релиз и сводный отчет задерживают только до 18 Июня.

С наилучшими пожеланиями, заранее спасибо за ваше понимание,
Henriette Schroeder
Lamija Muzurovic
Международная Хельсинская Федерация по Правам Человека
Wickenburggasse 14/7
A-1080 Vienna
Tel. +43-1-408 88 22-42, Fax: +43-1-408 88 22-50


Права Человека в регионе ОБСЕ:

Старые Проблемы Продолжают Существовать – Новые Препятствия Возрастают

Сводка отчета МХФ

Права Человека в Регионе ОБСЕ:  Европа, Центральная Азия и Северная Америка,

Отчет 2004 (События 2003)

22 Июня 2004

Отчет МХФ Права Человека в Регионе ОБСЕ:  Европа, Центральная Азия и Северная Америка, Отчет 2004 (События 2003) будет официально представлен 22 Июня 2004 во время Парламентской Ассамблеи Совета Европы в Страсбурге.  Отчет описывает развития в области прав человека в странах членах Организации Безопасности и Сотрудничеству (ОБСЕ) в Европе в 2003.  

Хотя были зарегистрированы позитивные развития, общая картина в реализации основных прав человека и демократических развитий оставляет желать лучшего.  Пока ситуация во многих пост Советских государствах ухудшается, уровень прав человека в государствах Центральной Азии (Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан) был особенно беспокойным. Меры, предпринятые многими демократическими государствами в борьбе с терроризмом и организованной преступностью ставят основные права человека и свободы под риск.  Свобода СМИ и исследовательского журнажурнализма столкнулась с возрастающими проблемами в нескольких странах, включая несколько стран Западной Европы (Бельгия, Франция и Соединенное Королевство).

Новое законодательство было принято в странах присоединившихся к Европейскому Союзу в Мае 2004 года, для того чтобы приблизить внутренние законы к Европейским стандартам.  Многие государства ссылались на нехватку средств для осуществления улучшений, не учитывая тот факт, что многие меры могут быть приняты без больших финансовых затрат.  Турция приняла новые законы, для того чтобы начать переговоры по вступлению в ЕС, но все таки не всегда полностью осуществляла их и в некоторых случаях приняла новые, регрессивные законы.

В дополнение к гражданским и политическим правам, отчет МХФ также описывает увеличивающееся ухудшение экономических и социальных прав во многих пост социалистических государствах, особенно в бывших Советских республиках.  Бедность является одной из важных социальных проблем во многих странах.  Безработица возрастала, и денежные средства были сокращены в области образования, медицины, и других областях имеющих особую важность для будущего развития.

Анти-Терроризм:

В Западной Европе и Соединенных Штатах (США), принятые законы и предпринятые действия во имя борьбы с терроризмом и организованной преступностью поставили в опасность права на надлежащую правовую процедуру, права содержащихся под стражей, свободу СМИ и доступа к информации, и права на личную тайну.  Законы по безопасности были приняты для того чтобы расширить власть полиции и служб безопасности до степени позволяющей этим ведомствам проводить сомнительное наблюдение (к примеру, в Бельгии, Франции, Румынии, Швеции, Германии, Соединенном Королевстве (СК))  Эти методы включали разные формы надзора над людьми не подозревающихся в прямом отношении к преступлению; произвольные обыски и вторжения полицейских; прослушивание телефонов (включая телефоны журналистов); сравнение личных данных зарегистрированных в разных базах данных; видео-наблюдение в общественных местах; отпечатки пальцев всех кто оказывался под подозрением в совершении нарушения; наблюдения за НПО и местами богослужения; блокирование финансов людей подозревающихся в терроризме основываясь на неясные доказательства, и т.д.  Часто, суды не достаточно внимательно расследовали просьбы полиции на использование таких методов также подозреваемых не предупреждали об использовании таких методов, хотя закон предусматривает предупреждение.

Подозреваемые в терроризме могли содержаться на неопределенные периоды в СК и в США без гарантии на стандарты надлежащей правовой процедуры, такие как доступ к юридическому совету и к законному суду.  Законные меры были предприняты для того чтобы дать возможность экстрагировать без каких-либо бюрократических процессов людей подозреваемых в терроризме (к примеру по Европейскому Ордеру на Арест и  по соглашению о экстрадиции между Соединенным Королевством и США) в страны с меняющимися законными гарантиями и юридическими практиками, в которых нарушения прав человека были общепринятыми и экстрадиция обычно происходила с неясными правовыми основаниями.

Беженцы:

Страх терроризма также повлиял на передвижение людей в общем и на соискание убежища в особенности.  Многие страны приняли запрещающие законы и действия которые однозначно были приняты для того чтобы сократить поток беженцев и  изменить правильному процессу соискания убежища, вместо того чтобы предоставить безопасность людям которые были вынуждены покинуть свои страны (к примеру, в Австрии, Республике Чехии, Финляндии, Германии, Латвии, Голландии, Норвегии, СК).  Отдельные страны были категорически объявлены «безопасными странами происхождения», или «безопасными третьими странами» и просьбы об убежище от людей из этих стран автоматически считались как «явно необоснованные».  Сокращения процессов соискания убежища стали стандартной процедурой, а не исключением, не смотря на тот факт что использование таких процедур подрывает рассмотрение индивидуальных дел и следовательно подвергается критике со стороны Верховного Комиссара ООН по Делам Беженцев.  Беженцы были экстрагированы, в то время как их заявки все еще рассматривались.  На время рассмотрения из заявок многие просители оказались под стражей как настоящие преступники.  Пособия по социальному обеспечению и поддержке были сокращены или совсем не предоставлялись:  в Австрии и Греции, совершенно не предоставлялась социальная помощь большому количеству беженцев, и в СК, беженцам которые не попросили убежища в порте захода отказали в социальном обеспечении, что привело к ситуации в которой многие беженцы остались в нищете и без дома.  В декабре, правительство в какой-то степени отменило это постановление.

В России, длительность ожидания регистрации в Московской Службе Иммиграции превысила все возможные сроки во время 2003 года, что привело к тому что беженцам придется ждать четыре года до того как они смогут подать заявку на соискание убежища.  Несмотря на продолжающиеся серьезные нарушения в Чечне и близлежащих регионах, Чеченские беженцы столкнулись с серьезными проблемами в процедуре соискания убежища или же их просьбы на предоставление убежища были решительно отвергнуты и их отправили или угрожали отправкой из России (к примеру Азербайджан, Грузия, Норвегия, Польша).

Расизм, Нетерпимость, Ксенофобия, Антисемитизм и Исламофобия:

Нетерпимость и ксенофобия возрастают.  После атак в США 11 Сентября, особенно преследовались Мусульмане и Арабы, но также возросло количество антисемитских актов (к примеру Бельгия, Франция).  Во Франции, к примеру, было осквернено Исламское кладбище, так же как и религиозное местонахождение в la Meuse, в Nancy был, поджег Мусульманского места поклонения, и многие Интернет сайты распространяли расистскую пропаганду в отношении Ислама.  В СК, Стейтвотч зафиксировал 71, 100 полицейских задержаний и обысков в основном Мусульман как часть анти-террористической операции – только 1.18 процент этих задержаний и обысков закончился арестами.

Одновременно, некоторые наблюдения заметили то, что инциденты, мотивированные ксенофобией или расизмом стали появляться все чаще.  Во многих случаях жертвы расистских нападений, унижений и дискриминаций являлись Африканского происхождения.  В России, людей из Кавказа подвергали произвольным проверкам, арестам и унижениям.  

Выборы:

Выборы и референдумы продолжают откланяться от международных стандартов в некоторых странах членах ОБСЕ.  К разным формам ошибок в открытом голосовании, выборы были охарактеризованы неравными возможностями и нарушениями в использовании государственных и общественных ресурсов в пользу действующего президента или правящей партии, к примеру в Армении, Азербайджане, Грузии, Кыргызстане, Молдове, и России и Чечне.  В Кыргызстане, референдум по конституционным поправкам был направлен на то чтобы отобрать власть у парламента и передать ее президенту, этот референдум прошел с использованием множественных нарушений и международных стандартов и норм, начиная с недемократической подготовки  поправок заканчивая искажениями результатов.  Во время выборов президента в Азербайджане, среди других проблем, несколько потенциальных кандидатов были исключены из выборов и также были зафиксированы многие нарушения.  Наблюдательные международные организации назвали выборы «упущенной возможностью» это вкратце описывает то что «в цивилизованных странах называется «выборами»».  

В после военной Чечне, были проведены референдум по новой Чеченской Конституции, Чеченские президентские выборы и выборы в Парламент Чечни, все эти выборы бросили вызов правозащитным НПО, не были предоставлены процедуры безопасности не было достаточно открытых, адекватных общественных дебатов, давления и запугивания были регулярными, нарушения в бюллетенях и искажение результатов также были широко распространены.

В Туркменистане, поправки в Конституцию были приняты для того чтобы передать власть законодательной ветви Народному Совету который подчиняется президенту и члены которого избраны не демократическим путем.  В Молдове, законодательная ветвь представляла собой резиновый штамп для одобрения политики правящей Коммунистической Партии.

Свобода выражения и СМИ:

Серьезные ограничения свобод СМИ были зарегистрированы в Центрально Азиатских государствах ОБСЕ (Кыргызстан, Таджикистан, Узбекистан, Туркменистан) так же как и в Молдове. Нарушения включали прямую цензуру (в Туркменистане); фактическая цензура (в Таджикистане, Узбекистан); опровержение доступа к информации общественного интереса (например. Азербайджан, Белоруссия, Хорватия, Молдова, Румыния, Украина); необоснованное использование клеветы и законов клеветы (например, Азербайджан, Кыргызстан, Россия, Сербия и Черногория, Украина); финансовое давление; повторный и необоснованный налог, санитарные и другие проверки; обвинительный акт критичных журналистов под сфабрикованными преступлениями, физическим нападением и даже убийства (например, Россия, Украина, Узбекистан). Неудивительно, все это привело к само - цензуре журналистов и редакторов, чтобы они продолжили свою работу.

В Болгарии, год 2003 был более проблематичен по отношению свобод СМИ, чем когда - либо с начала переходного периода. В Польше, нападения на независимые СМИ усилились (включая запрещения на публикацию данных общественного интереса и нападений на журналистов), и в Румынии, СМИ и журналисты оказались перед увеличивающимися проблемами. В Турции, по крайней мере, 774 судебных процессов состоялись из-за устных или письменных выражений мнения в 2003.

В Бельгии, Франции и Великобритании, право журналистов  защитить своих источников было нарушено. Запрещение доступа к информации общественного интереса было еще одним методом, чтобы попытаться заставить замолчать критику журналистов (например, Белоруссия, Молдова, Польша, Румыния). В Румынии, APADOR-CH (филиал МХФ) успешно проводили судебные процессы по некоторым делам, в которых власти отказались представить такую информацию.

Клевета и иски клеветы были одним из самых общих косвенных методов, чтобы душить представление расследовательной информации, особенно о коррупции, организованном преступлении и о других должностных преступлений общественных чиновников. Уголовная  клевета все еще применялась,  например, в Австрии, Армении, Азербайджане, Армении, Хорватии, Италии, Македонии, Румынии, Украине, и во всех Центральных азиатских странах. В Кыргызстане, газета Моя Столица закрылась, будучи приказанным, заплатить приблизительно 76 000 евро за ущерб  в 31 дел клеветы от общественных чиновников (четверть этого должно было быть оплачено Премьер министру Танаеву). В Черногории, клевета была исключена из числа уголовно наказуемых, но штрафы оставались высокими, и множества дел клеветы были в судах в 2003. В Сербии, приблизительно 200 исков были возбуждены против журналистов и редакторов за «причинение морального ущерба» людям о которых они сообщали: журналистам приказывали платить огромные суммы в штрафах.

Во многих странах, концентрация СМИ стала все более и более проблематичной, подвергая опасности разнообразие (например, России и Украине но также и в Австрии и Италии). В России, СМИ контролируемые правительством играли центральную роль в продвижении переизбрание президента Путина и в выборах Думы.

Странами, особенно опасными для (расследовательных)  журналистов была Россия и Украина. Критичные журналисты были запуганы, им угрожали, физически нападали на них, и были убиты. В России, по крайней мере, 10 журналистов умерли за то, что они написали или расследовали, и, по крайней мере, 100 подверглись физическим нападениям.

Свобода Ассоциации и Мирного Собрания:

Право на ассоциацию было скандально нарушено, особенно в Центральных азиатских странах, Белоруссии, Турции, и на Украине. В Белоруссии в 2003, Министр юстиции, Виктар Галаванов, приказал усиленные средства управления деятельностью неправительственных организаций, и министерство провело проверки в 81 неправительственных организациях, что привело к  810 дисциплинарным взысканиям, 6 раз выше чем в 2002. Суды ликвидировали 51 общественных ассоциаций на основе судебных процессов, начатых министерством. Член-комитет МХФ получил официальный выговор для возможного закрытия, потому что название, которое это использовало предположительно, не соответствовало «тому, что было на уставе»- кавычки отсутствовали. В Узбекистане и Кыргызстане, филиалы МХФ имели серьезные проблемы с регистрацией: в Узбекистане, власти взяли заявление очевидно только потому, что международные СМИ присутствовали, когда это было представлено, и в Кыргызстане, про-правительственный НПО был зарегистрирован под названием Кыргызского Комитета по Правам человека.

В Турции, полиция рассеяла с силой многочисленные мирные общественные встречи, и арестовала и поменяла демонстраторов. В Азербайджане, демонстрации,  возражающие некорректным выборам в октябре, были рассеяны чрезмерным использованием силы (также как и  много других демонстраций), и множества людей были арестованы.

Норма права, Судебная Система, Независимость Судебной власти и Справедливый Суд:

В то время как законодательство в большинстве государств ОБСЕ было в значительной степени были в нормальном состоянии с международными стандартами прав человека, выполнение было неадекватно или из-за халатности или бедного обучения со стороны судебной власти и чиновников правоохранительных органов или в результате намеренного отказа применить прогрессивные законы и инструкции, часто под политическим давлением.

Нехватка независимости суда от исполнительной власти оставалась основной проблемой прав человека  в многочисленных государствах, препятствуя людям от поиска возмещения за проступки. Судебная власть была под прямым или косвенным контролем исполнительной власти (например, в Кыргызстане, Македонии, Молдове, Черногории, Румынии, Сербии, Украине, Узбекистане): они материально зависели от властей, процедура назначения судей была несоответствующая; и, в худших случаях, власти непосредственно вмешались в правила вынесения  приговоров (например, на Украине, и в Туркменистане). Судебные дела часто тянулись в течение многих лет (например, в Италии, Польше, Черногории), и во многих случаях выполнение постановлений суда не было намного быстрее (например, в Албании, Хорватии, Польше).

Коррупция была главным препятствием отправления правосудия. Зарплаты судьей были часто очень низки, делая их уязвимым к взяткам. В Албании, обзор показал, что большинство людей заплатило взятки судебным исполнителям, чтобы выполнялись приговоры.  

Плохие физические условия судов привели к дополнительным проблемам: например, процессы были проведены в местах, не разработанных для судебных процессов (типа кабинеты судьей), в результате которого только вовлеченные стороны могли присутствовать. Это эффективно нарушило право на открытый судебный процесс  (например, в Македонии и Молдове). В Боснии и Герцеговине, судебная реформа, который был действительно необходим,  был выполнен слишком быстро, без участия внутренних экспертов и гражданского общества, и без надлежащего обучения судебной власти.

Некоторые законы были наложены Высоким Представителем (ВП) и только позже приняты парламентами в итоговых слушаниях и под строгими инструкциями ВП, и, снова, без общественных дебатов. В Черногории, гражданские дела были официально перемещены от военных судов в гражданские суды, но практически это не было осуществлено. В Косове, главное достижение было принятие нового Уголовного кодекса и Уголовного Процессуального  Кодекса  летом 2003. В то время как судебная система была установлена и функционировала  под международным контролем, сербское население использовало свою собственную, параллельную систему, которая была под контролем Белграда.

Пытки, Должностное преступление полицейских, Права задержанных:

Пытка, жестокость и другие формы должностных преступлений   чиновников правоохранительных органов  оставались, возможно, самыми широко распространенными нарушениями прав человека. Это было систематическим в нескольких странах,  в Турции, Туркменистане, Молдове, Украине и Узбекистане. В Турции, было заметно меньше дел экстра-судебных убийств и произвольных перестрелок, и казалось, что формы используемой пытки были менее серьезны чем в предыдущих годах: Однако практика все еще оставалась широко распространенной и систематической. Кроме того, похищения (чиновниками в одежде плана) увеличилось.  Подозреваемые в терактах  арестованные в  Великобритании и в США  были подвергнуты  «методам  допроса»  которые состояли из  пыток, жестокости и  условия в которых они содержались,  составляли бесчеловечное и унижающее достоинство обращение.

Большинство сообщаемых случаев пыток и жестокости не были расследованы. Если полицейские были дисциплинированы,  наказания были обычно снисходительны, и они могли бы продолжать свою работу. В большинстве стран ОБСЕ центральной проблемой в нехватке ответственности было отсутствие независимых механизмов расследования  должностных преступлений полицейских  и плохое обучение чиновников. Кроме того, «признания» извлеченные под принуждением широко использовались как доказательство, включая и в России, на Украине и в Центрально азиатских странах.

На греческой-албанской границе, были случаи, в которых греческие чиновники правоохранительных органов, оказалось, использовали огнестрельное оружие просто, чтобы запугать, удержать или наказать незаконных пересекающих  границу.

В Белоруссии, исчезновения Юрия Захаранка, прежнего министра внутренних дел;  Виктар Ханчара, вице-спикера Белорусского Парламента (XIII собраний); Анатолия Кразовского, бизнесмена; и Дмитрия Задавского, оператора российского общественного телевидения, оставались нерешенным. В ноябре, докладчик Совета Европы Парламентского Собрания (СЕПС), посетил Белоруссию, чтобы изучить исчезновения и заявил, что официальные расследования этих исчезновений были скрыты в противоречии и не было прозрачности, беспристрастности и любых усилий честных намерений сделать успехи. Далее, он заявил, что старшие Белорусские чиновники, возможно, были вовлечены в исчезновения и что меры были приняты  «на самом высоком уровне страны» чтобы скрыть правду.

Тюремные Условия:

Тюремные условия оставались плохими или чрезвычайно плохими в большинстве государств - членов ОБСЕ. Главная проблема переполнение и в прежних социалистических государствах и также на Западе: в Великобритании и в США тюремные поселения были на гране взрыва, и  переполнение во Франции и Италии был главным фактором в ухудшении  условий.

Переполнение было в значительной степени приписано  непропорциональной  и резкой политике приговора (например, в Кыргызстане и Белоруссии) и нехватка юридических условий для альтернативных приговоров или неспособность применять такие существующие условия (например, в Белоруссии, Польше и в Румынии). На положительном примечании, в Чешской республике, введение альтернативных приговоров  или условные приговоры и более короткие тюремные сроки начали  показывать в статистике и в улучшенных тюремных условиях, и в Сербии, власти показали готовность улучшить тюремные условия.

Во многих странах (особенно в прежних советских республиках) заключенные зависели от пищи, медикаментов и других потребностей, принесенных родственниками и друзьями, медицинское обслуживание было почти несуществующими и гигиенические условия были ниже любых приемлемых стандартов. Инфекционные болезни (особенно TB) были широко распространенны и число ВИЧ/СПИД случаев увеличились. В Кыргызстане, условия в камерах заключенных смертников были настолько жалки, что некоторые из них послали обращение к президенту Кыргызской Республики, прося его положить конец мораторию на смертной казни и убить их, вместо того, чтобы заставлять их выносить чрезмерные условия. Бунты были организованы в протесте жестоких условий, например в Молдове, где полиция успокаивала их с чрезмерной силой. Два человека умерли с голоду в Турции в 2003, чтобы выступить против введения так называемого тюрем  F-типа, которые критиковались за то, что они подвергли обитателей изоляции и бездеятельности. В Туркмении, одна тюремная колония, Байрам - Али, была разработана для 600 заключенных, но размещены были приблизительно 4 200 обитателей.

В результате невыносимых  условий, два человека, как сообщали, умирали там каждый день зимой  3-4 в течение лета. Узбекские мониторы сообщили что в среднем десять людей умирали в Ташкентской колонии  больнице Уя (64/18) каждый день.

Смертная казнь:

Смертная казнь оставалась в использовании, например, в Белоруссии, Кыргызстане (хотя мораторий был продлен), в Таджикистане, Туркмении, США и Узбекистане, в то время как новый армянский Уголовный кодекс не предусматривал смертную казнь. В Центральных азиатских странах, никакие статистические данные не были изданы о смертных приговорах их выполнении, в нарушении международного права. В Белоруссии, четыре человека были приговорены к смерти (согласно властям) но никакая информация не давалась о числе казней.  В США, 65 людей были казнены в 2003, и 38 из 50 штатов предусмотрели смертный приговор.  США выполнили наибольшее число известных казней  детских обидчиков в мире и казнили психически больных людей - оба запрещенные международными стандартами.  В положительном движении, штат Иллинойс отменил  смертные приговоры 167 человек, потому что  подозревалось то, что они были приговорены в несправедливых и в расово предубежденных  судах  и многие были освобождены из-за невиновности.

Свобода Религии:

Религии меньшинств, и особенно так называемые «новые религии», встретили дискриминацию или прямые запреты.  В большинстве стран, несмотря на законодательства, гарантирующие равное обращение,  одни или несколько традиционные религии пользовались привилегированным статусом (например, освобождения от налогов, право на религиозное образование в государственных школах, неограниченные действия публикации, и т.д.). Во многих случаях, в то время как государственные законы учитывали широкий масштаб свободы, местные власти ограничивали это в основном на незаконных основаниях, например, требуя регистрации, в то время, используя их полномочия отказывать этому.  

Правоохранительные органы и секретные службы часто вмешивались в религиозные действия, например в Центральных азиатских странах, Грузии, Белоруссии, Греции, и Украине. Маленькие нетрадиционные группы оказались перед полицейским преследованием, их встречи были рассеяны, и люди были арестованы или заключены в тюрьму. Свидетели Иеговы  оставались специфическими целями (например, в Центральной Азии, Грузии и Румынии), также, потому что их члены отказались пройти  военную службу.

В Бельгии и во Франции, Мусульманским девочкам запрещали носить на голову платки  в некоторых школах и во Франции ввели  законодательство, запрещающее заметное ношение  религиозных признаков типа платков, тюбетеек и крестов с начало учебного года 2004-2005.

Опасение относительно Исламского фундаментализма привело к более близкому наблюдению Мусульманских обрядов в регионе ОБСЕ, и ограничениям и более строгому контролю в странах с Мусульманским большинством в Центральной Азии. Давление на Мусульман увеличилось  в Кыргызстане: члены Хизб-ут Тахрира преследовались и приговаривались даже при неясных доказательствах  к более длительным тюремным срокам чем в предыдущих годах.

Национальные и Этнические Меньшинства:

Права меньшинств были под специальным исследованием особенно во вступлении стран в ЕС,  у которых требовалось  чтобы привести их законодательство в соответствие с Европейскими стандартами. Практика, однако, оставалась проблематичной Турция приняла законы, чтобы теоретически предусмотреть лучшие права Курдскому меньшинству, чтобы использовать и продвигать их язык, но неспособность принять дополнительные законы, чтобы имплементировать права  заметно не изменили практику.

В Латвии, напряженность по реформе образования меньшинств увеличилась в течение года, с массовыми демонстрациями, чтобы возразить несостоятельность правительства

выпускать инструкции для перехода русскоязычных средних школ к школам выполноящих  программ образования меньшинства, должны быть выполнены в Сентябрь 2004. Представители меньшинств и неправительственные организации также выразили сожаление о том, что реформа испытывает недостаток в прозрачности и эффективном участии меньшинства в ее планировании.

В Македонии, продолженная напряженность и взаимная нетолерантность между Македонцами и Албанцами были проявлены в ежедневной жизни  нехваткой основной коммуникации, обслуживание параллельных основных средств инфраструктуры, такие как клиники, остановки, магазины, спортивные площадки для игр, открытыми демонстрациями  ненависти, и конфликтами в школах. В Косове, сербское население жило в своих собственных анклавах в северных частях области и развили параллельную теневую жизнь.

Вне анклавов, они обычно нуждались в круглосуточной KFOR защите для соображений безопасности. Помимо их ограниченной свободы движения и обеспокоенности о безопасности, их экономические возможности были недостаточными, и доступ к социальному обеспечению, образованию и  здравоохранению  были ограничены. В анклавах управляемых Сербами, безопасность Албанцев и их свободы движения было ограничено почти в той же самой манере как тех этнических Сербов в остальных частях Косовы. Межэтнические напряженные отношения сохранились и усилились в раннем 2004, приводя к вспышке насилия в марте 2004.

Несмотря на меры, принятые в последние годы, чтобы улучшить ситуацию коренные жители Сами  в Финляндии и Норвегии, их право на собственность земли и водных ресурсов оставались спорными и нерешенными.

Цыгане оставались самой уязвимой группой меньшинства в области ОБСЕ. Они встретили дискриминации,  преследование и насилие, и выдержали худшие жилищные условия (живя  в трущобах или в отдельных поселениях) чем любая другая группа меньшинства. Дети цыган часто учились или в отдельных классах или школах с низким  уровнем образования или неоправданно заполняли классы для умственно отсталых детей.

В Венгрии, набор детей Цыган в специальные школы для умственно отсталых оставались стандартом методом школьной сегрегации; достоверные оценки показывают что процентное соотношение детей Цыган в специальных школах составляет 50-60%. Глава Департамента Штаб-Квартиры Национальной Полициии по Дисциплинарным и Наблюдательным Вопросам сказал, что из 38 полицейских осужденных за жестокость в 2001 году, которых он знал, каждый второй жестоко обращался с Цыганами.

В Греции, Цыгане продолжают жить в пространственной сегрегации от не Цыган в крайних условиях и подвергаются незаконным рейдам и жестокому обращению.

В крайнем случае, серьезное подозрение вызвалось в раннем 2003 году о том, что 110 случаи невольных стерилизаций женщин Цыган проводились с 1990х до 2002 в Словакии. Правительство провело расследование и заключило что не имеются доказательств подтверждающих о преступлении, но НПО утверждают что правительство не смогло провести надлежащее расследование. Некоторые политические представители открыто угражали авторов отчета за распространение ложных слухов и очернение репутации Словакии.  

Внутренне перемещеные лица, Возвращение беженцев, и право на собственность:

Во многих странах с историей вооруженных этнических конфликтов и потоком беженцев и внутренне перемещенных лиц (ВПЛ), возвращение конфискованных имущества оставалось центральным необходимым предварительным условием для возвращения беженцев и ВПЛ. В 2003 восстановление прав на собственность было успешным в Косове и Боснии. Однако, местные мониторы в Боснии тоже предупредили что статистика может быть неправильно интерпретирована: во многих местах Боснии, решение вопросов имущества не привело к возвращению ВПЛ к их прежним домам. Они просто собрали свое имущество, продали или заперли и предпочли остаться в другом месте. Неспособность послевоенных правительств Боснии обратить достаточное внимание на продвижение межэтнических отношений и арестовать военных преступников содействовало ситуации в которой безопасное возвращение было исключено.

Российские власти продолжали их усилия вынудить Чеченцев ВПЛ  проживающих в соседних республиках, в основном в Ингушетии,  возвратиться домой, несмотря на изменчивую ситуацию в области, включая исчезновений, пыток и убийств гражданских жителей на ежедневном основании. Финансовая компенсация за потерянные дом и имущества  обещалась тем ВПЛ, кто возвратился в Чечню; однако, власти прекратили платежи.  Другие методы использованных для давления над ВПЛ включали: угрозы отменить их регистрации в миграционной службе без который они были бы неспособными получить государственную помощь; угрозы арестовать; посещения от ФСБ; увеличенный зачистки безопасности (зачистки) в Ингушетии; и отключение воды, газа и электричества лагерях. Власти также угрожали исключить ВПЛ из гуманитарной помощи и дали ложную информацию относительно ситуации безопасности в Чечне.

Ответственность:

Ответственность для прошлых злоупотреблений, ключевой вопрос в предотвращении будущих нарушений прав человека, остается  проблемой с которой  многие правительства имели трудности в решении.  Это было особенно верно с прежними югославскими правительствами. Сербия принимала некоторые начальные меры к тому, чтобы бороться с военными преступлениями и преступлениями против человечества - правительство  приняло закон к этому концу, назначил прокурора для военных преступлений, и учредил агентство для обнаружения военных преступлений, и впервые, Албанцы были приняты как свидетели в судебном процессе о военном преступлении. Однако никакие новые процессы  не открывались в 2003. Черногорским властям не удалось арестовать обвиненных военных преступников, которые посетили страну и были на общественном виде. В Боснии, одна из главных причин того, что только немного беженцев и ВПЛ вернулись,  был факт, что некоторые из наиболее разыскиваемых военных преступников оставались в популярными в широких слоях населения, включая Радован Карадич, и Ратко Младич.  В Косове, нерешенные судьбы без вести пропавших оставался ключевым вопросом в то время как международные власти сделали немного важных арестов и провели судебные процессы военных преступников.

Украина применила Конвенцию ООН О Неприменимости Срока Давности к Военным Преступлениям и Преступлениям против Человечества (1968) только против Нацистских соучастников, но не против чиновников советской эры, которые были ответственны за большинство случаев истребления населения.

Российская Федерация была не в состоянии учредить национальной всеобъемлющей и независимой комиссии по расследованию, для выявления быстро предполагаемых нарушений  прав человека и международного гуманитарного права, совершенных в Чечне. В дополнение, люди, которые подали заявления к Европейскому Суду по правам Человека были запуганы и им угрожали, и один заявитель и ее семья  были убиты Российскими вооруженными силами в мае 2003.

Ответственность была также важной проблемой в некоторых установленных демократических государствах: в Великобритании, Сэр Джон Стивен выпустил резюме его сообщений относительно убийств нацеленных против Католического сообщества в Северной Ирландии, показывая прикрытие и сговор с армией и даже государственными министрами. Он сказал, что он теперь ведет расследование о том, кто пытался систематически затруднить его 14-летний опрос. В октябре, судья Питер Кори  представило его отчет относительно шести дел, также вовлекая предполагаемый сговор силами безопасности, но правительством не издал отчет. Соединенные Штаты провели кампанию, чтобы поместить давление на другие страны, чтобы подписать соглашения, которые исключили бы подданных США от юрисдикции Международного Уголовного Суда, в обмен на финансовую  поддержку из США.

Права Женщин:

В то время как законодательство во многих странах предусмотрело равные права для мужчин и женщин, и правительственные комитеты были учреждены, чтобы продвигать их, практика говорила на другом языке: женщины оставались серьезно не представленными в экономической и политической жизни в большинстве стран ОБСЕ. Заработная плата женщин - в  независимости от квалификации, также, в общем, оставалась ниже чем заработная плата их коллег-мужчин, включая стран с  выше среднего показателем прав женщин, такие как Финляндия (женщины зарабатывали в среднем на 20% меньше чем мужчины). Семейное насилие было широко распространенной проблемой по всему ОБСЕ региону.

Правозащитники

Правозащитники продолжают подвергаться тревогам  и преследоваться в многочисленных странах, включая Армению, Азербайджан, Белоруссию, Кыргызстан, Турцию и Узбекистан. В Азербайджане, хулиганы забросили окна  камнями и яйцами, кричали ругательства и угрозы и, наконец, сожгли  изображение директора Центра Прав человека Азербайджана (HRCA, член МХФ) и потребовали  его арест, в то время как  пресс-служба Министерства Внутренних Дел назвала его действия «преступными» и клялся  привлечь его к ответственности. Другая волна преследование следовало за октябрьскими президентскими выборами В Турции, Ассоциация Прав Человека (АПЧ) особенно преследовалась, с несколькими судебными процессами против его членов. Фонде Прав человека Турции обвинялся в попытке добыть деньги по Интернету без разрешения и  сотрудничая с международными организациями без разрешения – оба  незаконные действия согласно турецкому закону.

В Белоруссии, местные организации прав человека оказались перед существенными препятствиями в их работе, особенно в форме обостренного процесса ликвидации структур гражданского общества и  гражданских инициатив режимом во власти. В 2003, тринадцать неправительственных организаций прав человека были закрыты на основе формальных, мелких или поддельных неисправностей. Их ликвидация была, несомненно, политически мотивированными.

Преследование правозащитников продолжалось в течение года в Узбекистане. Три члена Общества Прав человека Узбекистана (ОПЧУ, сотрудничающий комитет МХФ), были выпущены из тюрьмы летом 2003, после  заключении с сентября 2002. Власти также затруднили предотвращенное проведение конференции «Смертная  казнь: Анализ, Тенденции и Реалии»  5 декабря в Ташкенте, организованном «Матерями Против

Смертной Казни и Пыток» и спонсированном ОБСЕ, Посольством Соединенных Королевств и Фридом Хауз.

E-Mail: muzurovic@ihf-hr.org

web: http://www.ihf-hr.org

Назад