25 января 2004

Резолюция ООН по Туркменистану является <внешнеполитическим сигналом>

Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию, осуждающую нарушение прав человека в Туркменистане. По мнению правозащитников, эта мера не окажет существенного воздействия на администрацию Сапармурата Ниязова в Ашгабате. Тем не менее, считает один западный дипломат, резолюция служит серьезным <внешнеполитическим сигналом>.

Сайт UN. org сообщил в конце декабря, что резолюцию с осуждением Туркменистана поддержали 73 государства, 40 выступили против и 56 воздержались. Осуждение бывшей советской республики стало необычной для ООН мерой.

Резолюция по Туркменистану лаконична и отвечает стремлению дипломатов избежать новых дискуссий о том, насколько сильным должно быть давление на режим Ниязова. Политическая система в Туркменистане - одна из наиболее репрессивных в Средней Азии, и Ашгабат дает отпор попыткам, в том числе и со стороны <тихой> ооновской дипломатии, вмешаться в ситуацию с правами человека.

Молчаливо признавая неэффективность осуществляемых мер, резолюция ООН призывает к выполнению предыдущих резолюций, ранее отвергнутых Туркменистаном. ООН повторяет призыв выполнить рекомендации, изложенные в марте 2003 г. в докладе, который был подготовлен докладчиком Московского механизма Организации по безопасности и сотрудничества в Европе (ОБСЕ). ООН призывает правительство Ниязова осуществить меры, изложенные в предыдущей резолюции Комиссии ООН по правам человека.

<Московский механизм> впервые был предложен Сергеем Ковалевым, бывшим политзаключенным и членом российского парламента, возглавлявшим первую независимую российскую делегацию на встрече ОБСЕ в Москве после неудавшегося государственного переворота 1991 г. Эта редко применяемая процедура обязывает государства-члены ОБСЕ реагировать на запросы других членов организации, касающиеся возможных нарушений прав человека, в том числе изложенных в Хельсинкских соглашениях.

Еще одним важным пунктом резолюции Генеральной Ассамблеи является призыв предоставить Международному комитету Красного Креста, а также адвокатам и родственникам немедленный доступ к лицам, содержащимся под стражей. Имеется в виду группа приблизительно в 100 задержанных и обвиненных в связи с покушением на жизнь президента Ниязова в 2002 г.

Родственники и правозащитники утверждают, что подозреваемые подвергаются пыткам и жестокому обращению. Российские дипломаты в Ашгабате не посещают задержанных российских граждан и воздерживаются от комментариев по этому вопросу, хотя некоторым туркменским диссидентам и разрешается с молчаливого согласия властей проживать в Москве. В отличие от них американские дипломаты публично оспорили аресты и отсутствие надлежащей процедуры, встретились с одним из арестованных лиц, имеющим американское гражданство Леонидом Комаровским, и в конечном счете добились его освобождения из тюрьмы и возвращения в Соединенные Штаты.

Порицание со стороны ООН вряд ли приведет к изменению тоталитарной системы в Туркменистане, культа личности и прославления режима Ниязова. В то же время резолюция примечательна тем, что на этот раз Россия присоединилась к голосовавшим за нее государствам. На заседаниях ООН Россия часто блокировала попытки осуждения государств, которые, с точки зрения Москвы, находятся в ее сфере влияния.

Россия имеет обширные торговые отношения с имеющим богатые запасы газа Туркменистаном, в котором проживает значительное число русскоязычного населения. Озабоченность возможными злоупотреблениями в отношении этнических русских в Туркменистане способствовало тому, что Россия поддержала резолюцию ООН. Резолюция была принята несмотря на поток писем и личных встреч Ниязова с западными представителями с целью предотвратить ее принятие.

В начале января Ниязов объявил об отмене режима выездных виз для туркменских граждан. Эта мера была, по-видимому, принята отчасти в ответ на резкую резолюцию ООН. Однако, как подтверждает принятие резолюции, большинство государств международного сообщества не убеждены, что Ниязов готов проявить уважение к нормам, защищающим права человека.

Резолюция по Туркменистану, как и резолюция по правам человека в Иране, является свидетельством более активной роли, которую начали играть Европейский Союз в ООН. Включение государств Центральной Европы в ЕС придало больший вес совещательному органу в рамках ООН - <Группе западноевропейских и других стран> (WEOG), что позволило европейцам и североамериканцам обеспечить достаточное количество голосов для того, чтобы противостоять <Группе 77>, совещательному органу развивающихся стран, включающему некоторых старых союзников СССР. <Группа 77> неоднократно жаловалась на избирательность в подходе западных стран к нарушениям прав человека.

Обычно ООН предпочитает передавать ОБСЕ решение вопросов, связанных с правами человека в странах-членах ОБСЕ, учитывая присутствие среди 54 членов этой организации Соединенных Штатов и России. Резолюция ООН является частью стратегии, разработанной НПО и заинтересованными государствами, по превращению Туркменистана в страну-изгоя международного сообщества.

Несмотря на ее принятие большинством голосов, резолюция встретила энергичное сопротивление ряда государств. Многие развивающиеся страны выразили солидарность с Туркменистаном, по-видимому считая, что озабоченность Запада ходом демократического развития прикрывает стремление к эксплуатацию ресурсов той или иной страны. Представитель Пакистана заявил, что принимать резолюции в отношении отдельной страны несправедливо и необходимо придерживаться тенденции обсуждения более широких вопросов именно для того, чтобы не заводить эти обсуждения в тупик. Особенно несправедливо со стороны Запада выносить решение, осуждающее мусульманскую страну, которая переживает процесс перехода, - заявил пакистанский дипломат, который, по сообщению представителя НПО, активно лоббировал отклонение резолюции.

Против резолюции голосовали и члены Организации Исламской конференции, которые часто выступают против такого рода решений. Кроме того, среди проголосовавших <против> был Афганистан. Во время голосования в аудитории отсутствовали представители соседних государств, в том числе Кыргызстана, Казахстана, Узбекистана и Турции.

Кэтрин А. Фицпатрик,
21.01.2004

Источник: ЕurasiaNet

Назад