25.06.2006

Репортаж из зала суда: Так судят правозащитников на юге Кыргызстана

Независимые наблюдатели отмечают, что суд над Жалалабадскими правозащитниками, посмевшими вскрыть неприглядные дела в областном управлении внутренних дел, идет с обвинительным уклоном.

Как это было+

Напомним, что поводом судебного преследования правозащитников послужила статья "Бьют женщин, даже беременных" в февральском номере правозащитного бюллетеня "Право для всех". Старший следователь Жалалабадского УВД, подполковник милиции Али Магеев посчитал публикацию об избиении им беременной женщины и вымогательство 10 тысячи сомов, у людей обратившихся за помощью к правозащитникам, клеветой и оскорблением в свой адрес.

Статья, написанная по заявлению Наргизы Турдиевой о пытках сотрудником милиции, получила большой резонанс, как в самом Кыргызстане, так и за рубежом.

Международные правозащитные организации, обеспокоенные сообщением о пытке  беременной женщины и давлением на правозащитников, обратились к главе государства, правительства, Генеральному прокурору, Министру внутренних дел с просьбой принять соответствующие объективные и справедливые меры.

Судебное расследование было поручено судье городского суда Камчыбеку Ильязову. По информации от достоверного источника из Жалалабадского городского суда, на судью Ильязова "сверху" надавили, принуждая вынести обвинительный приговор правозащитникам. Поэтому заявление подсудимых об отводе судье Ильязовым было воспринято как соломинка для утопающего, за которую он и ухватился. Правозащитники заявили отвод судье Ильязову, мотивируя, что судья находится в дружеских отношениях с истцом. Ильязов отвод принял.

ВСТАТЬ, СУД ИДЕТ: ДЕНЬ ПЕРВЫЙ+

Судебный процесс, назначенный на 9.30 утра 20-го июня, начался с задержанием на полтора часа. Не удосужившись объяснить причину задержки, судья Токтосун Суеркулов начал судебный процесс. Зал заседаний был заполнен до отказа, кроме родственников, сторонников обеих сторон, в зале было много журналистов.

Защиту подсудимых представляет опытный юрист Шамарал Майчиев. Он подал ходатайство, что частный обвинитель Али Магеев и его представитель Эрмек Сахибов, явились в суд в форменной одежде - оба они подполковники милиции. "Это нарушает принцип равенства сторон, - отметил опытный адвокат. - Милицейская форма оказывает сильное психологическое  воздействие на подсудимых и их свидетелей". Но судья не согласился с такой точкой зрения, и отклонил ходатайство. Как сказал судья Суеркулов - Магеев и Сахибов являются сотрудниками милиции и имеют право участвовать в суде в униформе. Судья также отклонил ходатайство  подсудимых, о видеосъемке процесса сотрудниками правозащитной организации "Справедливость" и журналистами областного телевидения "ЖТРК".

Судья решил начать допрос с автора статьи - Абдумалика Шарипова.  Адвокат Майчиев и здесь указал, что раз рассматривается  заявление о возбуждении уголовного дела частного обвинения, то, согласно Уголовно-процессуальному Кодексу бремя доказательства возлагается на частного обвинителя, и, следовательно, первым необходимо выслушать доводы обвинителя, т.е. Магеева.

Адвокат и представитель Али Магеева, а вместе с ними и судья не согласились с этим требованием, но после настойчивого требования Майчиева соблюдать норму закона, судья решил объявить перерыв на 2 часа.

Но предварительно судья заявил, чтобы каждый из 4-х подсудимых явились на заседание с личным адвокатом. Учитывая, что Валентину Гриценко защищал Шамарал Майчиев, необходимо было срочно найти еще трех адвокатов.

В небольшом городе найти адвокатов, которые не побоялись бы выступать против областного УВД в лице старшего следователя Магеева, было проблематичным. Кто-то отказался, ссылаясь на занятость, а некоторые честно признались, что им еще предстоит не раз сталкиваться с милицейскими следователями, и потому не хотят портить отношения.

И все-таки нашелся адвокат - Нурбек Исманов, который согласился представлять интересы Турдиевой  и Шарипова. Юрист "Справедливости" Махамаджан Абдужапаров подал письменное заявление, что отказывается от услуг адвоката, отметив, что сейчас в Жалалабаде проблематично найти адвоката. "Я знаю всех адвокатов, но немногие согласятся пойти против Магеева", - подчеркнул Махамаджан. После этого Шамарал Майчиев взял его под свою защиту.

Перерыв
Судебное разбирательство - неприятный процесс. Вдвойне тяжко, когда приходится судиться с представителями правоохранительных органов. Пока правозащитники искали адвокатов, "группа поддержки" Али Магеева набросилась на Наргизу Турдиеву. На женщину, которая находится на восьмом месяце беременности, полился ушат помоев, грязных ругательств и проклятий.

Все это происходило в присутствии милицейских чиновников, старших офицеров - подполковников милиции, чье призвание, по идее, защищать честь людей, и не давать никого в обиду. Было горько видеть, что два подполковника молча наблюдают, как беременная женщина пытается спрятаться от нападающей на нее толпы.

Продолжение
Суд опять начался с опозданием, на этот раз на полтора часа. Памятуя о предыдущем споре, с кого начинать допрос, судья начал с Магеева. Частный обвинитель  начал зачитывать свое исковое заявление. Он рассказал, какие моральные страдание испытали он сам, его  жена и дети. В качестве доказательств он представил распечатки из интернет сайтов на  200 страницах, которые перепечатали статью с сайта правозащитной сети правозащитников "Голос свободы". Мало того, он распечатал комментарии на различных интернет-форумах, где анонимные посетители обсуждали приведенные факты и давали свои оценки Магееву и другим сотрудникам МВД. В тот момент, когда господин Магеев зачитывал этот интернетовский "форум", весь зал гремел от смеха - журналисты, сторонники обеих сторон, даже сами милиционеры не смогли сдержаться, словно на концерте у юмориста.

Автор статьи Абдумалик Шарипов спросил, умеются ли в его публикации непристойные слова, которые были в комментариях, и на которые ссылается Магеев, что именно в результате них он потерял свое душевное спокойствие. Обвинитель долго уклонялся от прямого ответа, юлил и пытался словами вывернуться, но после требования судьи дать конкретный ответ, Магеев вынужден был, ответить: "нет".

Здесь же внезапно выяснилось, что публикация статьи "Бьют женщин, даже беременных", была расценена руководством УВД как уголовное преступление, и зарегистрирована в книге учета преступлений (КУП). И даже было возбуждено уголовное дело. Правда, по какой статье, Магеев так объяснить и не смог, сказав, что-то вроде как по факту публикации статьи в правозащитном бюллетене. Эта новость поразила правозащитников и их адвокатов. Но представитель Магеева - Эрмек Сахибов заявил, что Магеев, как частный обвинитель, выступает и в роли прокурора, а потому публикация с "недостоверными сведениями" о Магееве, расценена как уголовное преступление и занесена в КУП УВД Джалал-Абадской области.

В это время беременной Турдиевой, на которую сторонники противной стороны, невзирая на судебное разбирательство, продолжали шипеть, стало плохо, и она попросилась на улицу, подышать свежим воздухом. Судья разрешил ей выйти.

На этом судебное заседание первого дня закончилось. Продолжение было назначено на следующий день, 21 июня на 9.30 часов утра. В общей сложности, судебный процесс продлился до 19 часов.

ДЕНЬ ВТОРОЙ

Судебное заседание, по аналогии с первым днем, опять началось с запозданием. Адвокат Майчиев в связи этом, подал возражение на действия судьи, который не обеспечивает своевременную явку частного обвинителя. "Согласно статье УПК, за несвоевременную явку частного обвинителя, судебное производство должно быть прекращено", - подчеркнул адвокат.

На это заявление Али Магеев заявил, что он пришел в суд вовремя, но вот подсудимая Наргиза Турдиева до сих пор отсутствует. "Я требую, чтобы суд с Наргизы Турдиевой и других подсудимых взял подписку о невыезде", - потребовал следователь-обвинитель.

Банда-команда
Подсудимый Шарипов, с разрешения судьи, сделал заявление, что родственники Турдиевой сообщили ему о том, что Наргиза пошла на прием к лечащему врачу. Он напомнил, что накануне во время заседания ей стало плохо. Вместе с тем обратил внимание судьи на то обстоятельство, что "женщины из команды Магеева во время перерывов не дают прохода Наргизе. Оскорбляют ее нецензурными словами. Из-за этого с ней может случиться все что угодно, так как она находится на последней стадии беременности".

Тут частный обвинитель Магеев потребовал у судьи, чтобы в протокол заседания было занесено, что Шарипов только что нанес ему и его сторонникам оскорбление, назвав  их "бандой Магеева". Присутствующие в зале опешили. Последовавшая затем фраза шокировала даже судью. "Команда и банда одно и тоже", - в категоричной форме заявил частный обвинитель - подполковник  милиции, который по совместительству является старшим следователем УВД. Только после настойчивого требования судьи, Магеев сел на свое место.

Милиционер против ОБСЕ
Клевета, как уголовное преступление, предусматривает под собой умысел. Был ли умысел у правозащитников оклеветать Магеева? Такого вопроса, следователь, выдвинувший обвинение, не ожидал услышать. Он долго пытался обосновать наличие умысла, но ответ его не удовлетворял ни правозащитников, ни их адвокатов.

Отчаявшись найти разумное объяснение, Магеев заявил, что его "заказала" ОБСЕ. Как доказательство своих слов, он указал на логотип авторитетной международной организации, который напечатан в бюллетене, как указание основного донора, подерживающего выпуск правозащитного издания.

Суд отложили на неопределенный срок
В это время в зал зашла Наргиза Турдиева. Адвокат Нурбек Исманов попросил разрешения у судьи поговорить со своей подзащитной вне зала суда, чтобы справиться о состоянии ее здоровья. Судья согласился.

После небольшого перерыва суд возобновил расследование. Адвокат Нурбек Исманов принес ходатайство о приостановления судебного расследования в связи с плохим самочувствием его подзащитной, которой врачи предписали срочную госпитализацию для сохранения еще не родившегося ребенка.

Далее, после десяти минутного перерыва судья зачитал постановление суда о приостановлении судебного расследования до полного выздоровления Наргизы Турдиевой.

Постскриптум

"В данном деле много неясностей, которые требуется устранить. Но представители правоохранительных органов не желают быть объективными", - такое мнение высказал правозащитник Абдуназар Маматисламов.

"Во-первых, руководство УВД должно было, до окончания судебного расследования, вывести за штат УВД, т.к. Магеев, пользуясь своей должностью, запрашивает различного рода документы, касающиеся противной стороны. Во-вторых, опять же руководство УВД показало свою заинтересованность в исходе дела. По нормальной, человеческой логике, дело частного обвинения должен представлять сам Магеев и его адвокат. Но руководство УВД направило для защиты еще одного своего сотрудника", - отметил Маматисламов только часть несуразностей.

Если принять во внимание, что на эти нарушения законодательства судья Суеркулов не обратил внимания, и не принял мер для их устранения, то напрашивается вывод: на него, как и на его предшественника, было оказано давление. Правозащитников ему "заказали". Вопрос - кто?

Бек Омаров