22.04.2006

Москве продолжается копошение СНГ. Совет МИДов подписал еще 11 "документов"

Грузия, Украина и Туркменистан остались недовольны
Совет министров иностранных дел СНГ, проходивший 21 апреля в Москве, как и ожидалось, дал старт реальной реформе Содружества. Конкретных предложений главы внешнеполитических ведомств теперь ждут от Группы высокого уровня. Уже в сентябре эксперты подготовят свой первый доклад.

>"Итогами работы совещания остались довольны практически все его участники, кроме, наверное, трех, - пишет "Российская газета". - Туркмения уже давно не проявляет интереса к любым интеграционным процессам. И все же на подобные саммиты президент страны Сапармурат Ниязов направляет своих послов. Однако активного участия в обсуждении вопросов они практически не принимают".

Грузия, оставаясь формально членом Содружества, также не проявляет интереса к деятельности СНГ. Глава МИД Грузии Гела Бежуашвили в Москву не приехал, прислав своего заместителя.

Киев в российскую столицу направил своего главного международного переговорщика - министра иностранных дел Украины Бориса Тарасюка, который остался явно недоволен итогами работы СМИД. Он назвал некоторые институты СНГ "неэффективными и бесполезными".

Тем не менее, за несколько часов участники встречи рассмотрели почти два десятка вопросов и подписали 11 документов. Среди них - проект соглашения о создании Совета по гуманитарному сотрудничеству и программа мероприятий в области культуры до 2010 года.

Шихмурадов: Диалог со стеной. Туркменистан сегодня стоит на грани катастрофы

Почему никто не может справиться с Ниязовым? Этот вопрос постоянно задают себе люди, которые до сих пор верят в то, что мир не должен безучастно взирать на преступления диктаторского режима в Туркменистане.

Нас так учили в школе: защищать слабых, помогать старикам, делиться с обездоленными…

Однако с тех пор, как закрылась последняя советская школа, правила поведения в обществе изменились до неузнаваемости. Во многом это объяснимо - цивилизованный мир пережил эпоху социальных потрясений XX века. Но все же не следовало бы забывать и о том, что еще не все страны обрели демократию и свободу и по-прежнему остро нуждаются в помощи извне.

Туркменистан сегодня стоит на грани катастрофы.
>Уровни нищеты, безработицы, наркотизации перехлестнули все мыслимые пределы. В стране жестоко подавлены все гражданские свободы, а произвол властей достиг чудовищных масштабов.

Способны ли демократические державы оказать помощь Туркменистану в сложившейся критической ситуации? Какие усилия предпринимают международные организации - ООН, ОБСЕ - задачей которых является обеспечение перехода от провозглашения универсальных ценностей к их практической реализации, для решения вопроса о выводе Туркменистана из международной изоляции и привлечении виновных в гуманитарном кризисе в стране к ответу? И вообще, делают ли они хоть что-нибудь?!

***

В начале апреля Центр ОБСЕ в Ашхабаде организовал "ознакомительную поездку" трех депутатов Меджлиса Туркменистана в Париж и их встречу с французскими парламентариями.

"В ходе визита в Сенат и Национальную Ассамблею члены Парламента Туркменистана ознакомились с законодательным процессом Франции, уделив особое внимание опыту разработки законодательства с учетом международных стандартов в области прав человека", - говорится в пресс-релизе Центра ОБСЕ от 14 апреля 2006 года. Больше о поездке никто не упоминал. Ни туркменская, ни французская, ни какая другая пресса даже словом не обмолвились об этом событии, хотя Центр ОБСЕ в Ашхабаде настаивал на его чрезвычайной важности и назвал "началом дальнейшего сотрудничества между Парламентом Туркменистана и другими государствами-участниками ОБСЕ".

Кто в Париже отнесся всерьез к трем испуганным туркменам в одинаковых костюмах? Что могли понять они, каждодневно читающие "Рухнаму", в законодательном процессе Франции, страны с 200-летней историей парламентской демократии? Неужели, кто-то думает, что возвратившись домой, эти трое сумеют объяснить своим коллегам по Меджлису, что пресловутые "международные стандарты в области прав человека" не просто не имеют ничего общего с ниязовскими реалиями, но абсолютно им противоречат?

В то же время, далеко не каждый гражданин Туркменистана может обратиться в ОБСЕ с просьбой о помощи и защите без риска быть тут же выданным правоохранительным органам Туркменистана. Об этом мне лично по большому секрету поведал сотрудник по правам человека Центра ОБСЕ в Ашхабаде Бенджамин Моро. Он сказал, что сам пребывает в ужасе от происходящего в Туркменистане, но, к сожалению, сделать ничего не может.

27 марта 2006 года правительство США "дополнительно" выделило Туркменистану 450 тысяч долларов "для проведения успешных расследований против контрабанды наркотиков, а также улучшения эффективности судебной экспертизы". Временный поверенный в делах США в Туркменистане Дженифер Браш подписала с министром иностранных дел Рашидом Мередовым соответствующее соглашение, а в тот же день Национальный институт государственной статистики и информации Туркменистана обнародовал следующие данные:

"По состоянию на 1 февраля 2006 года в стране продолжалось строительство 231 объекта, общая контрактная стоимость которых превысила 4 миллиарда 593,2 миллиона долларов США".

Это в 10 тысяч раз больше, чем деньги, отпущенные американцами на борьбу Ниязова с наркотиками. Возводятся в Туркменистане, как указано, "в основном объекты социально-культурного назначения", то есть разнообразные фонтаны, позолоченные лошадиные статуи, одноразовые пальмовые сады, реки, озера, зоопарки для пингвинов, ледовые дворцы и диснейленды.

Почему Ниязов сам не выделяет средства на борьбу с наркотиками? Почему самый лучший детский дом в Туркменистане построен на деньги и носит имя покойного президента ОАЭ шейха Заеда, в то время, как все остальное в стране названо именем Сапармурада Ниязова? Ведь Ниязов сам сирота. Детский дом - первое, что он должен был построить, назвавшись "отцом всех туркмен", но он строит все, что угодно, кроме того, что нужно.

На что пойдут подаренные Ниязову американские деньги, неизвестно, но они точно не повлияют на надежность туркмено-афганской границы. О том, что высшее руководство Туркменистана с помощью своих спецслужб участвует в транспортировке афганских наркотиков через Центральную Азию в Россию и Западную Европу, неоднократно говорили и в самом Вашингтоне. Однако доказать этот факт никто не может, поэтому многим удобнее полагать, что это неправда. Так же, как многие считали и считают "происками оппозиции" сведения о необходимости сдавать экзамен по "Рухнама" для получения водительских прав, о сжигании русских книг, о закрытии больниц в отдаленных районах страны и прочих туркменских реалиях. Нормальному человеку, особенно живущему на Западе, поверить в такое непросто, а отсутствие независимой информации о Туркменистане только осложняет проблему.

Свободных журналистов в стране нет. Немногие граждане, кому удается выехать за границу, предпочитают молчать скорее не от страха, а по привычке. А если и говорят, то шепотом, предварительно плотно завесив окно и включив телевизор погромче.

В этом плане особая роль могла быть отведена иностранным дипломатам и сотрудникам международных организаций, аккредитованных в Туркменистане. Кто, как не они, живущие в полицейском государстве, но при этом обладающие дипломатическим иммунитетом, имеют возможность рассказать своим правительствам и всему миру правду о происходящем в Туркменистане. К сожалению, этого не происходит.

Российское посольство в Туркменистане фактически выполняет функции регионального офиса "Газпрома" и занимается только газовыми контрактами. Посольство США, помимо обеспечения туркменских силовых структур автомобилями и компьютерами, стремится направить туркменский газ в какую угодно сторону, лишь бы не в Россию. Посольство Голландии организует в Ашхабаде выставки роз и тюльпанов, Франции - концерты классической музыки… Послам стран СНГ во главе с дуайеном из Армении Арамом Григоряном в Туркменистане вообще делать нечего, кроме как ходить друг в другу в гости.

В сложившейся ситуации ОБСЕ остается единственной силой, которая не только могла бы, но и обязана помешать Ниязову окончательно превратить Туркменистан в "черную дыру", внутри которой творятся преступления. В 1991 году в Москве государства-участники пришли к "категорическому и окончательному" соглашению о том, что "обязательства, принятые ими в области человеческого измерения ОБСЕ, являются вопросами, представляющими непосредственный и законный интерес для всех государств-участников, и не относятся к числу исключительно внутренних дел соответствующего государства".

Указанный принцип составил основу итогового документа Московского совещания по человеческому измерению, согласно которому в 2003 году 10 государств-участников ОБСЕ запустили в отношении Туркменистана так называемый Московский механизм.

Группа экспертов под руководством профессора права из Франции Эммануэля Деко должна была расследовать обстоятельства событий конца 2002 года в Туркменистане, результатом которых стали массовые репрессии инакомыслящих внутри страны и появление в России, Норвегии, США и странах Евросоюза большого числа политических беженцев, спасающихся от расправы со стороны туркменских спецслужб. Неудивительно, что доклад, который в результате кропотливой работы подготовила группа Деко, был проигнорирован Ниязовым. Гораздо более удручает тот факт, что Ниязов превратил Московский механизм в руины, практически не встретив никакого сопротивления со стороны ОБСЕ.

Так как же добиться соблюдения принципов ОБСЕ от Ниязова, если Организация сама расписалась в своей неспособности привести нарушителя международных соглашений к ответственности?

Седьмой принцип хельсинкского Заключительного акта гласит: "Государства-участники будут уважать права человека и основные свободы, включая свободу мысли, совести, религии и убеждений, для всех, без различия расы, пола, языка и религии". Уважать! А не "демонстрировать готовность" к уважению, как это делает Туркменистан. Непонятно, для кого вообще писана Всеобщая декларация прав человека, на которую ссылается Заключительный акт. Для Словении, Бельгии и Испании? Разумеется, и для них тоже, но на каком основании Туркменистан регулярно нарушает все известные права человека без всяких для себя последствий?

Бывший президент США Джеральд Форд сказал как-то, что в историческом плане об ОБСЕ будут судить не по тем обещаниям, которые были даны государствами-участниками, а по тому, какие обещания были ими выполнены. Туркменистан до сих пор не только не выполнил ни одного своего обещания, но и во многом серьезно усугубил ситуацию, доставшуюся ему в наследство от СССР.

5 июня 2005 года, выступая на торжественном мероприятии в Праге по случаю 30-й годовщины ОБСЕ, бывший президент Чехии Вацлав Гавел заявил, что борьбу за права человека никогда не следует считать законченной, отметив примеры нарушения этих прав в наши дни. Он рассказал, как во время его поездки в США в том же 2005 году американские политики делились с ним тревогой по поводу того, "достаточно ли делают сегодня демократические государства для защиты прав человека".

Нет, не достаточно! Так почему же у ОБСЕ не хватает смелости признать очевидное? Почему осанистые представители демократических мировых держав теряют волю и начинают мямлить, уходя не только от обсуждения вопроса о санкциях в отношении диктаторского режима в Туркменистане, но и порой вообще не желая его критиковать? Они называют это диалогом.

"Мы должны любой ценой поддерживать диалог с Ниязовым, чтобы окончательно не потерять Туркменистан для мирового сообщества", - говорят западные дипломаты, стыдливо пряча глаза.

То, что происходит сегодня в отношениях между ОБСЕ и Туркменистаном - это не диалог, это молчаливый сговор, ставший плачевным результатом неспособности Организации предотвратить один из главных конфликтов на своем пространстве - конфликт между цивилизацией и дикостью, жестокой и бескомпромиссной, а потому гораздо более эффективной в достижении своих целей, нежели обмен дипломатическими любезностями и наивные воззвания к совести серийного убийцы.

Ниязов выстроил вокруг Туркменистана глухую стену, полностью отгородившись от внешнего мира, и упивается безраздельной властью. А с другой стороны, уткнувшись в стену носом, стоит "озабоченное" международное сообщество и вполголоса уговаривает Ниязова образумиться.

Периодически диктатор приоткрывает маленькое окошко в стене и просовывает наружу очередную подачку: якобы отменяет выездные визы, якобы запрещает детский труд на хлопковых полях или отпускает 78-летнего диссидента в Нью-Йорк за получением писательской премии. И международное сообщество тут же охотно понижает градус своей озабоченности, хотя все прекрасно понимают - там, внутри, ничего не изменилось.

Это устраивает Ниязова и устраивает тех деятелей на Западе и в России, которые готовы еще несколько лет молча ждать, пока Ниязов умрет естественной смертью в самом прямом смысле, лишь бы им не пришлось принимать какого-то ответственного решения на его счет. Интересы и права людей, живущих в Туркменистане, в рамках этого "диалога" не учитываются.

Байрам Шихмурадов