02.02.2006

Кто виноват в смерти сына?

    28 августа 2005 г. мой сын, Бекназар Базюкин, был задержан за совершение мелкого правонарушения, доставлен в Октябрьский РОВД и водворен в камеру. Там в 22.30 он был обнаружен якобы повесившимся на собственной футболке.
    Однако показания врачей “скорой помощи”, вызванных в РОВД, говорят об отсутствии странгуляционной борозды на шее и ряда других клинических признаков повешения.
    Независимая экспертиза под руководством профессора М.Мукашева также опровергает версию РОВД о самоповешении.
    Все эти данные, а также обстоятельства его личной жизни, особенности характера и полное отсутствие мотивов к совершению самоубийства, заставляют меня подозревать, что в его смерти есть вина сотрудников РОВД.
    Милиционеры из ППС рассказывают, что в 6 часов вечера на улице Душанбинской они заметили парня европейской национальности, который шел в нетрезвом состоянии и нецензурно выражался. Они предупредили его, что он находится в общественном месте и должен вести себя соответственно. И если не прекратит своих действий, то придется оформить акт об административном правонарушении и закрыть его на 3 часа в ОВД Октябрьского района. Он якобы не внял и продолжал ругаться.
    Тогда Бекназара “попросили” пройти на стационарный пост для оформления протокола. Никакого сопротивления он не оказывал, перестал кричать, но даже после этого вызвали по рации машину и отправили задержанного в Октябрьский РОВД. Милиционеры, задержавшие его, настаивают, что никаких телесных повреждений не было. В машине задержанный сидел спокойно, и командир отделения, который его вез, утверждает, что сдал Бекназара в РОВД в 18.20 тоже без единого повреждения.
    И тут начинаются нестыковки. Оперативный дежурный РОВД настаивает, что сына привезли уже в 8 вечера. Он возмущался, что его задержали ни за что, просил вернуть вещи — часы и лекарство. Его посадили в камеру № 3, и сотрудники РОВД утверждают, что постоянно обходили камеры, проверяя заключенных. Сначала Бекназар стучал в дверь, спрашивал, за что его заперли, а потом затих. В 22.30 дежурный заметил футболку на решетке и, открыв дверь, нашел его повешенным. Они все сбежались, сняли его, начали делать искусственное дыхание, поливать водой, потому что он еще дышал, вызвали “скорую помощь”. Но когда врачи приехали через 20 минут, Бекназар был уже мертв.
    В карте вызова стоит диагноз: “Биологическая смерть до приезда “скорой помощи”. И везде сбои во времени. Дежурный говорит, что “скорая” приехала через 20 минут, а в той же карте врачи написали, что ехали только 7 минут.
    Когда заместителем прокурора Октябрьского района было возбуждено уголовное дело по факту смерти задержанного, которая произошла по халатности сотрудников РОВД, все они дали совершенно идентичные показания. О том, что Бекназар повесился сам. Но откуда тогда многочисленные повреждения на лице, руках, ногах, спине, которые, согласно выводам судебно–медицинской экспертизы, были нанесены тупым предметом. А независимая экспертиза утверждает, что он умер до того, как его повесили.
    Я не успокоюсь и не смогу жить дальше, пока не будет установлена истинная причина смерти сына.

Владимир БАЗЮКИН