11.01.2006

Грязь на золотом руне
Генеральная прокуратура республики возбудила уголовное дело по фактам злоупотреблений в системе Министерства сельского, водного хозяйства и перерабатывающей промышленности. Не исключено, что в процессе следствия их действия могут быть подведены под статью “Коррупция”. Спящая статья УК впервые может заработать.

В Кыргызстан со своими баранами
    Еще десять лет назад Минсельводпром привлек под гарантию правительства два крупных займа. А именно: 26 октября 1995 года в Риме было подписано Соглашение о займе в 3,5 миллиона долларов у Международного фонда сельскохозяйственного развития. 11,6 миллиона долларов мы заняли у Международной ассоциации развития. Наше правительство тогда тоже вошло в долю и добавило свою каплю в это финансовое море. В итоге получилась довольно внушительная сумма — почти 17 миллионов долларов. Казалось бы, за такие деньги можно не только сельское хозяйство поднять, а всю республику озолотить. Фактически была выделена лишь половина суммы — 8 миллионов 383 тысячи долларов. Основной целью проекта, на которую должны были пойти эти западные средства, объявили рост доходов и улучшение жизни населения. Сам проект был разбит на пять компонентов, на каждый из которых уходили миллионные суммы, а возврата, увы, не намечается и сегодня.
    Возьмем, к примеру, выполнение одного из разделов проекта “Научные исследования в области племенного овцеводства”. Более двух миллионов потрачено на то, чтобы обучить кыргызстанцев, как выращивать овец. Парадоксально, но факт. Дяденьки из–за океана, которые и овец–то видели только на картинках, решили обучить целый народ овец выращивать. Причем тот народ, который овцеводством занимался еще тогда, когда отдельных западных держав вообще не существовало как государств.
    Несмотря на мнение наших ученых, которые говорили, что нецелесообразно завозить баранов австралийской породы, тендерная комиссия Минсельводпрома купила–таки их по баснословной цене: молодой барашек потянул на 3 тысячи 125 “зеленых”, зрелый представитель этого вида животных оценивался чуть подешевле, ярки стоили чуть больше сотни баксов. В общей сложности куплено 690 голов этой скотины на 1 миллион 396 тысяч долларов.

Подарок Эрлану, ущерб всей стране
    Уже при транспортировке три барашка отдали богу душу, и почти 10 штук “зеленых” были выкинуты на ветер. Но ответственным чиновником Минсельводпрома, который то ли боялся ответственности, то ли по какой другой причине, по акту они были приняты как живые. Потом во время карантина еще 36 овец отошли в мир иной. Остальные были переданы как государственным, так и частным фермерским хозяйствам. Причем только на основании приказа все того же Минсельводпрома. Так, по велению министра за № 150 от 13 сентября 1999 года барашки и овечки были переданы с госбаланса в частные руки — главе фермерского хозяйства “Эрлан” Акаеву Эрлану Асанкуловичу (племяннику экс–президента Аскара Акаева) и таинственному “Алтын жун”. Почему таинственному? Да потому, что до сих пор органы прокуратуры не располагают регистрационными данными этой фирмы. Она как в воду канула.
    Крестьянскому хозяйству “Эрлан” золотые бараны достались с условием сохранения голов до 2003 года. Ни о каком возврате речи не шло. Одним словом, почти подарены.
    Покопавшись в бараньем хозяйстве, сотрудники прокуратуры нарыли еще один любопытный факт. А именно: в заключительном отчете проекта развития овцеводства было черным по белому написано, что в частной фирме “Беш–Бадам” тоже имеются 4 австралийских барана. Бараны–то, может быть, и были, но вот “Беш–Бадам” оказался нигде не зарегистрированным.
    В отчете также указано, что частные фермеры Алайского района тоже получили по заокеанской овце. Но не прижились заморские животины у нас. Померли. И нигде падеж скота почему–то не отражен. Еще один золоторунный представитель был отправлен в Иссык–Кульскую область фермеру Рыспеку Иманалиеву. Но вот досада, оказалось — нет такого фермера. И никогда не было.
    Остальные крестьянские и фермерские хозяйства давно уже ликвидировались, и найти следы золотого руна сегодня нет возможности. Так что долг есть, а барашки уже давно съедены.
    И вот печальный итог. Да уж, целью было повысить благополучие крестьян. Но ни государство, ни фермеры так и не дождались вожделенных результатов от проекта развития овцеводства. А между тем сумма внешнего долга по этому мероприятию составила более 8 миллионов долларов. И возвращать их придется с процентами.

Племянник на пастбище в центре села
    Минсельводпром — весьма обширная епархия. Есть в его владениях такое ведомство, как Департамент пастбищ. И он попал под бдительное око органов прокуратуры. Здесь выявлены просто шокирующие факты откровенного грабежа бюджетных средств. Глава этого заведения, по мнению работников прокуратуры, без объявления тендера и без согласования с Госкомиссией по госзакупкам и материальным резервам при правительстве решил скорректировать топографические карты отгонных пастбищ Нарынской и Иссык–Кульской областей. Для этого он привлек некую проектно–изыскательскую контору, которая, кстати, как юридическое лицо нигде не была зарегистрирована. Эдакий зиц–
    председатель. Уж как эта фирма справилась со своей работой, неизвестно, но на ее счет в “Дос–Кредо Банке” легло 770 тысяч сомов. Далее эти денежки обналичены, и зиц был таков. А впоследствии директор Департамента пастбищ дал устное указание бухгалтерии списать эти денежки.
    Но на том похождения директора не закончились. Совершенно точно установлено, что договором, подписанным в конце октября 2003 года между вышеназванным чиновником и крестьянским хозяйством “Эрлан” для ограждения последнего, из бюджета было выделено 308 тысяч сомов.
    Далее следует еще одна уникальная финансовая операция. Гендиректор Департамента пастбищ, зная, что имущественный комплекс Северной ПМК не располагает ресурсами для проведения строительно–монтажных работ, тем не менее уболтал руководство ПМК подписать договор на выполнение работ за 290 тысяч сомов. На эти деньги все в том же “Эрлане” (какое трогательное внимание к родственникам правящей тогда особы) была отремонтирована скотопрогонная дорога на пастбища и два моста. Начальник Северной ПМК смог отчитаться только за 62 тысячи бюджетных средств, а остальные?
    Вот еще одна интересная деталь. Как уже говорилось выше, крестьянское хозяйство “Эрлан” принадлежит близкому родственнику Аскара Акаева. Но это деталь. Суть заключается в том, что земли КХ расположены во внутрипоселковой территории села Кызыл–Байрак и вовсе не являются пастбищными. Так на какой ремонт израсходованы средства налогоплательщиков?
    Длинный шлейф других финансовых махинаций Департамента пастбищ сегодня тоже расследуют сотрудники Генпрокуратуры.

Авторитетно
    По словам первого заместителя генерального прокурора Джумадила Макешева, высокопоставленными чиновниками Министерства сельского, водного хозяйства и перерабатывающей промышленности сделаны вопиющие нарушения, выразившиеся в злоупотреблении служебным положением и ненадлежащем исполнении должностных обязанностей, что привело к причинению особо крупного ущерба интересам государства и общества.
Любовь БОРИСЕНКО.