05.01.2006

Как пытали в ИВС Караколского городского отдела внутренних дел (фото)

5 января, 2006

О том, каким образом получают показания у задержанных в отделе внутренних дел города Каракол, рассказал во время судебного заседания областного суда подсудимый Турсунбек Мамбеткулов.

Повторное рассмотрение областным судом уголовного дела по обвинению Мамбеткулова в убийстве состоялось в декабре 2005 года, после того как Верховный суд республики отменил прежний приговор того же областного суда.

В ходе судебного разбирательства понадобились видеоматериалы камеры № 2 Изолятора временного содержания, где в начале задержания и следствия содержался Мамбеткулов. В съемочную команду вошли правозащитник Камиль Рузиев и оператор местной телекомпании «Антен-ТВ». А после съемок в ИВС правозащитники 17-го декабря отправились в следственный изолятор № 3 в городе Каракол, где находится арестованный Мамбеткулов.

Житель города Балыкчи Турсунбек Мамбеткулов рассказал, что был задержан сотрудниками Караколского ГОВД пости полтора года назад – 25 ноября 2004 года, по подозрению в убийстве.

Первые несколько дней после задержания один из оперативных сотрудников милиции уговаривал Турсунбека взять это убийство на себя. Потом, его начали бить руками и ногами. Мамбеткулов рассказал правозащитникам, что в январе прошлого года его и еще одного арестованного, некоего Тимура Сеитова, перевели в камеру № 2, которая предварительно на 10 см. была наполнена водой. Кроме того, оперативные сотрудники пригрозили, что если он не сознается в убийстве, то к ним в камеру поместят «обиженного».

Камера № 2, в которой содержался Мамбеткулов

Нужно отметить, что в тюремной иерархии существует негласный закон, когда арестованные и осужденные делятся по статусу. На низшей ступени находятся «обиженные», самая бесправная часть осужденных. Общение с «обиженными» для арестованных и осужденных из другой «касты» чревато тем, что они сами автоматически переходят в категорию «обиженных». «Обиженные» находятся в постоянном униженном состоянии, и в камерах арестованные им отводят самое худшее место.

«Когда дверь камеры открыли, вода потекла, и весь коридор стал мокрым. После меня завели Тимура и одного «обиженного». Я и Тимур сидели на кровати, а весь пол был в воде, «обиженный» хотел сесть рядом  с нами, но мы с Тимуром его прогоняли, и до утра он стоял возле ведра с испражнениями. И вода столько же времени шла, и дверь чем-то прикрыли, чтобы вода не уходила наружу. Утром меня забирали на допрос», - рассказал Турсунбек Мамбеткулов.

Мамбеткулов говорит, что он вынужденно сознался в преступлении, которого не совершал, т.к. надеялся, что он до суда встретится в родственниками, и они ему помогут. Далее, по словам подсудимого Мамбеткулова, 18 февраля 2005 года состоялся первый судебный процесс по его делу.

Камера № 2, труба из которой могла течь вода

Адвокат Анна Арапова считает, что во время судебных процессов предыдуший адвокат плохо работал. «У Турсунбека были алиби, но тот адвокат не смог их предоставить в суде», - считает Анна Арапова. Уже во время аппеляционного рассмотрения дела по обвинению Мамбеткулова 12 апреля 2005 областным судом, со стороны защиты было представлено доказательство невиновности подсудимого Мамбеткулова, однако суд вынес обвинительный приговор, после чего Анна Арапова написала жалобу в Верховный суд, который отменил приговор областного суда и направил дело на новое рассмотрение.

Повторное рассмотрение дела состоялось 27 декабря 2005года. Адвокат Арапова предоставила свидетеля Елену Жук, которая тоже рассказала о том, что ее пытали, держа в течение 5  суток в залитой водой камере ИВС для получения признания.

В суде были показаны видео кадры о нынешнем состоянии камеры № 2, в котором пытали водой. Но Мамбеткулов не узнал ее и сказал: «Это не та камера», потому, что камера была побелена. Но в качестве свидетелей выступали правозащитник Камиль Рузиев и журналист ТРК Антен ТВ Майрамбек Дуйшеев подтвердившие, что это камера № 2. Они рассказали, что на видео было снято только помещение самой камеры № 2, но эксперимента с заливанием водой не было. «Хотя двери камеры можно загерметизировать чем угодно и камера будет заполняться водой», - сказал правозащитник Камиль Рузиев.

Выступил подполковник милиции Саламат Сооданбеков, начальник  отдела по борьбе должностными преступлениями. Сооданбеков рассказал, что получил письмо от Турсунбека о том, что его пытают в ИВС. В свою очередь подполковник передал это заявление начальнику отдела уголовного розыска областного управления внутренних дел.

Государственный обвинитель, прокурор Анарбек Доолбеков высказал претензии к Сооданбекову, отметив, что заявление о пытках необходимо было передать непосредственно начальнику управления внутренних дел. Кроме того, прокурор обвинил правозащитника Рузиева, что он намеренно защищает подсудимого Мамбеткулова и берет его сторону.

Этот процесс длился более четырех часов. Рассмотрение дела было отложено до 12 января 2006 года. В свою очередь стороны обвинения и защиты пообещали предоставить новых свидетелей.