21.05.2008 :Кыргызстан: Правозащитники инициируют создание национального превентивного механизма против пыток

Дениз Гатауллин,

Voice of Freedom, Бишкек, Кыргызстан

Без эффективного общественного контроля и обеспечения прозрачности работы пенитенциарных учреждений невозможно добиться полноценного обеспечения прав содержащихся в них граждан. Одним из важных шагов в этом направлении должно стать учреждение Национального превентивного механизма против пыток. Об этом правозащитники страны заявили вчера, 1 декабря 2008 года, на круглом столе в Бишкеке, посвященном соблюдению прав человека в местах принудительного содержания.

Кыргызстан ратифицировал Факультативный протокол к Конвенции ООН против пыток в феврале 2008 года. Документ предусматривает систематическое посещение мест лишения свободы международными экспертами, а также создание национального превентивного механизма (НПМ) для борьбы с пытками и жестоким обращением. На учреждение НПМ государству-участнику отводится всего один год. Однако власти Кыргызстана не спешит с выполнением этого обязательства, хотя на это у него остается немного времени.

Как сообщил руководитель Общественного фонда «Голос свободы» Сардар Багишбеков, в Кыргызстане активно действует ряд правозащитных организаций по предупреждению пыток. Созданная ими рабочая группа разработала и презентовала модель Национального превентивного механизма, которая получила одобрение Омбудсмена страны и эксперта Ассоциации по предотвращению пыток (Швейцария), которой принадлежит центральная роль в реализации Факультативного протокола к конвенции ООН против пыток.

«В настоящее время обсуждается только одна модель с условным названием «Омбудсмен плюс», которая предусматривает учреждение НПМ на базе функционирующего в стране института Омбудсмена - сообщил Багишбеков. – Однако разрабатываются и другие варианты, которые вскоре будут предложены вниманию заинтересованных сторон и общественности».

Правозащитники считают, что в процесс обсуждения моделей НПМ должен быть вовлечен широкий круг субъектов, включая органы государственной власти, гражданского общества, национальных институтов по правам человека, а также международные организации, занимающиеся этой проблемой. Они также отметили важность закрепления в законодательстве страны права доступа НПМ в места содержания под стражей без предварительного уведомления с ясным определением всех этих объектов согласно Факультативному протоколу.   

Депутаты Жогорку Кенеша (парламент Кыргызстана) Алишер Мамасалиев и Алишер Сабиров, возглавляющий профильный комитет парламента проявили интерес к инициативе правозащитников, попросили привлечь в этот процесс и парламентариев страны.

Как отмечают правозащитники, прошло более пяти лет с тех пор, когда в Уголовном кодексе страны появилась статья, предусматривающая уголовное наказание за применение пыток. Однако она позволяет квалифицировать преступление «пытки» как менее тяжкое преступление, что не исключает возможности условного осуждения виновного в применении пыток. Кроме того, к лицу, виновному в совершении менее тяжкого преступления может быть применен акт амнистии, что идет вразрез с требованиями Конвенции и рекомендациями Комитета ООН против пыток. Тем не менее, в стране еще не было ни одного случая наказания должностных лиц по этой статье.  

Как сообщил координатор проектов ОФ «Голос свободы» Эрнест Жанаев, с марта 2007 года по ноябрь 2008 года членами Коалиции против пыток в Кыргызстане выявлено 87 фактов пыток. 93 процента из них имели место в изоляторах временного содержания (ИВС) при Министерстве внутренних дел страны. По словам правозащитника, «пытки в ИВС применяются в целях признания в совершении преступления или поиска доказательств совершения преступления другим лицом».

Воинские части также являются учреждениями, где практикуется жестокое обращение с солдатами, особенно с новобранцами. Закрытые детские учреждения не стали исключением, где практикуется жестокое обращение или жестокие виды наказания, - сообщают правозащитники страны.

Согласно докладу Жанаева, среди потерпевших от пыток 8 были женщины и 11 несовершеннолетних. В основном жертвами пыток были лица в возрасте от 26 до 40 лет (32 человека) и в возрасте 18-25 лет (27 человек). В четырех случаях предполагаемые факты пыток закончились смертельным исходом.

Представители правоохранительных органов республики, которые участвовали на круглом столе, практически не отрицали, что в стране применяются пытки, но упрекали правозащитников в том, что их обвинения по применению пыток необоснованны, так как по их словам, «при расследовании заявлений о фактах применения пыток, они не находят своего подтверждения».

«Вы сами попробуйте провести эти расследования, когда кроме заявления человека ничего нет, - сказал заместитель генерального прокурора Кыргызстана Сумар Насиза, имея в виду отсутствие доказательной базы, – тогда вы поймете, насколько этот вопрос сложный». Он также отметил, что нередко правозащитники заявляют о применении пыток, а предполагаемая жертва пыток отказывается давать такие показания.

По мнению правозащитников, основной проблемой в искоренения пыток в стране является то, что правоохранительные органы (особенно органы милиции) отказываются признавать существование пыток. Другую причину они видят в отсутствии реального верховенства закона в стране и укрывательство со стороны руководства органов, где имеются факты пыток, что «является повсеместным и практически непреодолимым препятствием для проведения расследования органами прокуратуры».

Ожидается, что широкая общественность получит несколько вариантов модели НПМ  к весне 2009 года. При этом, по мнению Сардара Багишбекова, «общая  координирующая роль должна возлагаться на государство, которое должно обеспечить публичность процесса».

Круглый стол был посвящен 60-летию принятия Всеобщей декларации прав человека, организован комитетом Жогорку Кенеша Кыргызской Республики по конституционному законодательству государственному устройству, законности и правам человека в рамках парламентского проекта ПРООН при поддержке Европейского Союза.

 

 

V